Все понятия связанные с банкротством


АВТОРЕФЕРАТ ДИССЕРТАЦИИ

по праву и юриспруденции на тему «Уголовно-правовая характеристика преступлений, связанных с банкротством»

На правах рукописи

Кузышшов Денис Александрович

УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРЕСТУПЛЕНИЙ, СВЯЗАННЫХ С БАНКРОТСТВОМ ТЕОРЕТИКО-ПРИКЛАДНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ)

Специальность: 12.00.08 - уголовное право и криминология;

уголовно-исполнительное право

АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Нижннй Новгород - 2007

003065057

Работа выполнена на кафедре уголовного права и процесса Ростовского юридического института Российской правовой академии Министерства юстиции РФ.

Научны!! руководитель: доктор юридических наук, профессор

Зырянов Виктор Николаевич

Официальные оппоненты: доктор юридических наук, профессор,

заслуженный юрист Российской Федерации Панченко Павел Николаевич; кандидат юридических наук Бондарь Елена Апександровна

Ведущая организация: Южный федеральный университет

Защита состоится « октября в 9 часов на заседании диссертационного совета Д-203.009.01 при Нижегородской академии МВД России по адресу: 603600, г. Н. Новгород, ГСП-268, Анкудиновское шоссе, д. 3. Зал ученого совета.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Нижегородской академии МВД России.

Автореферат разослан « / » сентября 2007 года.

Ученый секретарь диссертационного совета кандидат юридических наук, доце

Миловидова М.А.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы диссертационного исследования обусловлена прежде всего последними изменениями, внесенными в редакцию ст. 195-197 Уголовного кодекса РФ' Федеральным законом от 19 декабря 2005 года К® 161-ФЗ (далее - Закон от 19 декабря 2005 года)'. Как известно, содержание указанных норм УК РФ при его принятии в 1996 году формулировалось в соответствии с действующими тогда положениями Закона РФ «О несостоятельности (банкротстве) предприятий» 1992 года (далее - Закон о несостоятельности 1992 года)3. В 1998 году был принят Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» (далее - Закон о несостоятельности 1998 года)4, предусмотревший ряд совершенно новых положений и категорий, в том числе и тех, к которым отсылали диспозиции ст. 195-197 УК РФ, что обнажило неувязку норм, регламентирующих ответственность за преступления, связанные с банкротством, с законодательством о несостоятельности.

В 2002 году Закон о несостоятельности 1998 года сменился на ныне действующий Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» (далее - Закон о несостоятельности)5, который сделал еще более очевидным несоответствие ст. 195-197 УК РФ положениям законодательства о несостоятельности. Таким образом, можно констатировать, что изменения, внесенные в редакцию ст. 195-197 УК РФ, назрели уже давно и являются обоснованными. Отчасти они устраняют противоречивость между нормами конкурсного и уголовного права, тем не менее, надлежит отметить, что рассогласованность

1 См.: Уголовный кодекс РФ от 13 июня 1996 г.№ 6Э-ФЗ//СЗ РФ. - 1996.-№25.-Ст. 2954.

2 См.: Федеральный закон от 19 декабря 2005 г. № 161-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях» // СЗ РФ. - 2005. - № 52. - Ч. 1. - Ст. 5574.

3 См.: Закон РФ от 19 ноября 1992 г. № 3929-1 «О несостоятельности (банкротстве) предприятий» // Ведомости РФ. - 1993. - № 1. - Ст. 6.

4 См.: Федеральный закон от 8 января 1998 г. № 6-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» // СЗ РФ. - 1998. - № 2. - Ст. 222.

5 См.: Федеральный закон от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» // СЗ РФ. - 2002. - № 43. - Сг. 4190.

преодолена не полностью. Более того, данные изменения, бесспорно, устраняя одни существующие недостатки рассматриваемых преступлений, создают другие не менее существенные недостатки, о чем подробнее будет говориться далее.

Прибавляет актуальности теме исследования появление в тексте анализируемых диспозиций статей новых, ранее не употреблявшихся понятий. Естественно, что рассмотрение вопросов толкования и практического применения законодательных новаций норм, предусматривающих ответственность за преступления, связанные с банкротством, является особенно важным.

На актуальность темы указывают данные судебно-арбитражной статистики за последние годы, а именно большое и постоянно возрастающее число принятых к производству заявлений о признании должника несостоятельным (банкротом), а также лиц, признанных банкротами. Так, в 2005 году число принятых к производству заявлений о признании должника несостоятельным (банкротом) составило - 25 643 (показатель по сравнению с 1999 годом возрос в 2,3 раза), количество дел, по которым открыто конкурсное производство, - 13 963 (показатель по сравнению с 1999 годом возрос в 1,7 раза)1. Безусловно, отношения и случаи несостоятельности являются характерными обязательными чертами любой рыночной экономики, то же самое можно сказать о преступлениях, связанных с банкротством, — они неизбежны. При этом высокая численность принятых к производству заявлений о признании должника несостоятельным (банкротом) и лиц, признанных банкротами, указывает прежде всего на наличие в нашей стране благодатной почвы для совершения преступлений, связанных с банкротством.

Свидетельствует об актуальности рассматриваемой темы устойчивая динамика роста числа зарегистрированных преступлений, предусмотренных ст. 195-197 УК РФ, и выявленных лиц, совершивших данные деяния за последние годы. Сразу необходимо оговориться, что устойчивую динамику

1 См.: Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. - 2000. - Í6 3; 2001. - № 4; 2002. - № 4; 2003. - № 4; 2004. - № 4; 2005. - № 4; 2006. - № 4.

роста можно констатировать только лишь применительно к неправомерным действиям при банкротстве и преднамеренному банкротству. По фиктивному банкротству затруднительно вообще делать какие-либо выводы в связи с отсутствием данных преступлений в судебно-следственной практике.

Так, согласно официальной статистике, в 2005 году было зарегистрировано неправомерных действий при банкротстве — 463 (показатель по сравнению с 1999 годом возрос в 3,8 раза), преднамеренных банкротств - 280 (показатель по сравнению с 1999 годом возрос в 3 раза). В 2006 году прирост числа зарегистрированных преступлений, связанных с банкротством, составил 23,6 %'. Число выявленных лиц, совершивших преступления, в 2005 году по неправомерным действиям при банкротстве составило - 270 (показатель по сравнению с 1999 годом возрос в 7,1 раза), по преднамеренному банкротству - 60 (показатель по сравнению с 1999 годом возрос в 2,8 раза)2.

Статистика показывает, что число зарегистрированных преступлений рассматриваемой категории является крайне низким, притом, что количество принятых к производству заявлений о признании должника несостоятельным (банкротом) и случаев признания банкротами, напротив, является весьма высоким. Безусловно, это свидетельствует о очень высокой латентности банкротских преступлений.

Таким образом, отсутствие достаточной четкости в формулировании диспозиций ст. 195-197 УК РФ, существующий в юридической литературе по уголовному праву большого разнобой мнений относительно признаков рассматриваемых составов преступлений, отсутствие устоявшейся судебно-следственной практики по этим статьям, сложный бланкетный характер диспозиций анализируемых уголовно-правовых норм ведут к тому, что следователи в правоприменительной практике испытывают серьезные затруднения при осуществлении квалификации по данным составам преступлений, тол-

1 См.: Состояние преступности в России за январь - декабрь 2006 года. - М., 2007. - С. 25.

1 См.: Лопашенко H.A. Преступления в сфере экономики: Авторский комментарий к уго-

ловному закону (раздел VIII УК РФ). - М„ 2006. - С. 576-596.

ком не зная и не понимая, какие именно обстоятельства им надлежит устанавливать и доказывать по уголовному делу, следствием чего является высокий уровень латентности преступлений, связанных с банкротством.

Итак, все вышеизложенное свидетельствует о большой общественной опасности уголовно наказуемых банкротств, недостаточной разработанности уголовно-правовой характеристики анализируемых преступлений в юридической литературе и необходимости их дальнейшего исследования.

Степень научной разработанности темы. Изучением проблем несостоятельности и преступлений, связанных с банкротством, занимались еще дореволюционные цивилисты и криминалисты, такие как: U.C. Белогриц-Котляревский, С.И. Гальперин, А.Х. Гольмстен, А.И. Гуляев, В.В. Есипов,

A.B. Лохвицкий, Д.И. Мейер, П.М. Минц, C.B. Псзнышев, Н.С. Таганцев, H.A. Трайнин, И.Я. Фойницкий, Г.Ф. Шершеневич и др.

Среди современных авторов эти вопросы рассматривали: Ю.М. Анто-нян, В.К. Бабаев, В.М. Баранов, Н.В. Беркович, Е.А. Бондарь, Е.А. Васильев,

B.В. Витрянский, Б.В. Волженкин, Л.Д. Гаухман, Л.В. Григорьева, С.П. Гри-шаев, А.И. Долгова, Т.В. Досюкова, H.A. Егорова, А.Э. Жалинский, A.B. Игошин, C.B. Изосимов, И.И. Карпец, А.Н. Классен, И.А. Клепицкий, Д.Г. Краснов, Л.Л. Кругликов, Б.И. Колб, И.А. Кондрашина, А.Г. Кудрявцев, A.B. Кузнецов, А.П. Кузнецов, Н.Ф. Кузнецова, В.Н. Лимонов, H.A. Лопашен-ко, В.Д. Ларичев, C.B. Максимов, И.Ю. Михалев, A.M. Нуждин, П.Н. Панченко, Т.В. Пинкевич, C.B. Прохорской, A.B. Пустяков, С.С. Пылева, Ф.М. Решетников, В.П. Саенко, П.А. Светачев, М.В. Талан, М.В. Телюкина, А.Х. Тимер-булатов, Ю.В. Трунцевской, М.Х. Хакулов, В.Ф. Щербаков, О.В. Шипицина, И.В. Шишко, А.И. Яковлев, П.С. Яни, Б.В. Яцеленко и другие.

Подчеркивая высокую значимость вышеообозначенных работ, необходимо вместе с тем заметить, что большинство из них осуществлено до внесения в диспозиции ст. 195-197 УК РФ последних изменений Законом от 19 декабря 2005 года. В связи с чем в настоящее время возникают все новые

и новые проблемные вопросы, связанные с банкротскими преступлениями, остро нуждающиеся в проработке.

Объектом исследования являются общественные отношения, обеспечивающие законные интересы кредиторов и установленный законом порядок проведения процедуры несостоятельности (банкротства).

Предметом исследования выступают:

— уголовно-правовые нормы, предусматривающие ответственность за преступления, связанные с банкротством (ст. 195-197 УК РФ);

— нормы законодательства о несостоятельности, к которым отсылают, раскрывая признаки состава преступления, диспозиции рассматриваемых статей УК;

— опыт регламентации несостоятельности (банкротства) и ответственности за совершение уголовно наказуемых банкротств в истории России и законодательствах зарубежных государств;

— существующие в отечественной юридической литературе труды, касающиеся преступлений, связанных с банкротством;

— практика правоприменения исследуемых уголовно-правовых норм.

Во избежание возможных недоразумении сразу надлежит оговориться,

что употребляющиеся по тексту автореферата условные термины: «преступления, связанные с банкротством», «уголовно наказуемые банкротства», «банкротские преступления», «криминальные банкротства», «преступное банкротство», понимаются как синонимы, под которыми подразумеваются преступления, предусмотренные в ст. 195-197 УК РФ.

Российским законодательством и правоприменительной практикой «несостоятельность» и «банкротство» признаются равнозначными категориями. В результате чего диссертант, соглашаясь с мнением законодателя, по тексту настоящей работы «несостоятельность» и «банкротство», если не оговорено иное, употребляет как тождественные понятия.

Цель исследования заключается в том, чтобы на основе анализа проблемных вопросов уголовно-правовой характеристики преступлений, связан-

ных с банкротством, осуществленного в свеге последних изменений законодательства, сформулировать возможные предложения по совершенствованию действующего законодательства о банкротских преступлениях.

Для достижения поставленной цели необходимо осуществление следующих задач:

1) изучить признаки составов преступлений, связанных с банкротством, в том числе исследуя нормы законодательства о несостоятельности, к которым отсылают диспозиции ст. 195-197 УК РФ;

2) разобраться в употребляющихся в диспозициях ст. 195-197 УК РФ категориях, особенно в новеллах последних изменений, внесенных в данные диспозиции, предложив при этом их авторское толкование;

3) уяснить опыт регламентации несостоятельности (банкротства) и уголовной ответственности за банкротские преступления в истории России и законодательствах зарубежных государств;

4) изучить имеющиеся исследования отечественных ученых, рассматривающих в своих работах анализируемую проблематику, а также следственную и судебную практику в данной области;

5) выявить пробелы действующего законодательства, предусматривающего ответственность за криминальные банкротства, а также предложить пути их восполнения;

6) исследовать сложные и дискуссионные вопросы квалификации преступных банкротств.

Методологической основой работы послужил общенаучный диалектический подход к познанию процессов и явлений социальной действительности. Также весьма широко применялись следующие частно-правовые методы: логико-правовой, системно-структурный, историко-правовой, сравнительно-правовой и другие.

Теоретическую основу исследования составили труды отечественных ученых в области уголовного права, а также, с учетом бланкетного характера

рассматриваемых уголовно-правовых норм, работы российских ученых-цивилистов.

Эмпирическая база исследования включает: 1) данные опубликованной судебной практики; 2) эмпирическую информацию, содержащуюся б опубликованных работах других авторов; 3) данные судебно-арбитражной статистики; 4) уголовные дела и отказные материалы по исследуемым преступлениям; 5) данные проведенного нами анкетирования 152 практических работников.

Нормативно-правовую основу диссертации составляют: Конституция РФ, УК РФ, федеральные законы, подзаконные акты, постановления Пленума Верховного Суда РФ, Высшего Арбитражного Суда РФ и иные акты, а также нормы законодательств ряда зарубежных государств, имеющих большой опыт борьбы с уголовно наказуемыми банкротствами.

Научная новизна исследования заключается прежде всего в том, что оно является одной из первых попыток по осуществлению комплексной уголовно-правовой характеристики преступлений, связанных с банкротством, с учетом положений изменившегося законодательства в ракурсе сравнительного анализа действующей редакции ст. 195-197 УК РФ и устаревшей редакции, действовавшей до вступления в силу Закона от 19 декабря 2005 года. Автор в ходе исследования с целью уяснения содержания рассматриваемых норм изучал как ныне действующую, так и прежнюю редакцию ст. 195-197 УК РФ, а также с учетом бланкетного характера рассматриваемых диспозиций как действующее, так и утратившее силу законодательство о несостоятельности. Это позволило выявить существующие достоинства и недостатки произведенных последних изменений составов преступлений, предусмотренных в ст. 195—197 УК РФ, а также выдвинуть предложения по последующему совершенствованию анализируемых норм.

Основные положения исследования, выносимые на защиту:

1. Исходя из опыта регламентации несостоятельности (банкротства) и ответственности за преступления, связанные с банкротством, в истории доре-

волюционной России и законодательствах ряда зарубежных государств аргументируется необходимость разграничения понятий «несостоятельность» и «банкротство» в отечественном законодательстве. Под несостоятельностью предлагается понимать гражданско-правое явление, банкротство необходимо признать уголовно наказуемым деянием.

2. На основе анализа признаков объективной стороны составов преступлений, предусмотренных в ч. 1, 2, 3 ст. 195 УК РФ, даются определения понятия имущества, употребляемого в данных частях, а также формулируются предложения по уточнению этого понятия как в уголовном законодательстве, так и в законодательстве о несостоятельности.

3. В диспозиции ч. 1 ст. 195 УК РФ представляется целесообразным конкретизировать, что такие разновидности деяния как: сокрытие сведений об имуществе, имущественных правах и обязанностях; передача имущества во владение иным лицам; отчуждение или уничтожение имущества: сокрытие, уничтожение, фальсификация бухгалтерских и иных учетных документов, отражающих экономическую деятельность должника, являются частными случаями либо сокрытия имущества, либо сокрытия имущественных прав, либо сокрытия имущественных обязанностей. Это упростит понимание данной нормы и будет способствовать ее правильному применению.

4. При толковании такого термина, используемого при формулировании признаков общественно опасного деяния преднамеренного банкротства, как «неспособность юридического лица или индивидуального предпринимателя в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей», надлежит исходить не только из критерия неплатежеспособности, но одновременно и из критерия неоплатности.

5. Необходимо согласовать нормы уголовного законодательства об ответственности за преступления, связанные с банкротством, и законодательства о несостоятельности, сформулировав признаки общественно опасного деяния в ст. 197 УК РФ с использованием тех же формулировок, которые

употребляются в конкурсном праве, указав в диспозиции на сопряженность деяния с «заведомо ложной подачей в арбитражный суд заявления должника о признании банкротом при наличии у должника возможности удовлетворить требования кредиторов в полном объеме либо с непринятием мер по оспариванию заведомо необоснованных требований заявителя о признании должника банкротом».

6. Устанавливая момент окончания уголовно наказуемых банкротств -момент причинения крупного ущерба — важно исходить из того, что тэкоеой определяется стоимостью сокрытого виновным имущества, подлежащего включению в конкурсную массу, независимо от того, каким способом совершено это сокрытие.

7. Дается толкование обстановке совершения преступления, характеризуемой в ч. 1 и 2 ст. 195 УК РФ словами «при наличии признаков банкротства». Делается вывод о необходимости исключения из ч. 2 ст. 195 УК РФ указания на данный признак с одновременным переформулированием в рассматриваемом составе преступления признака общественно опасного деяния на «неправомерное удовлетворение требований, противоречащее установленному законодательством о несостоятельности порядкуо.

8. Предлагается новая редакция уголовно-правовых норм об ответственности за преступления, связанные с банкротством (ст. 195-197 УК РФ)!.

9. С внесением вышеообозначенных изменений в редакцию ст. 195—197 УК РФ целесообразно одновременно исключить из примечания 1 к ст. 201 УК РФ упоминание о ст. 196 УК РФ.

10. В качестве альтернативы вышеобозначенных изменений ст. 195-197 УК РФ для восполнения существующих пробелов действующего законодательства, предусматривающего ответственность за банкротские преступления, предлагается авторский проект постановления Пленума Верховного Су-

1 См. с. 25-27 автореферата.

да РФ «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с банкротством (ст. 195-197 УК РФ)»1.

Теоретическая значимость исследования состоит в том, что оно является одним из первых, в котором с учетом последних изменений ст. 195— 197 УК РФ дается уголовно-правовая характеристика преступлений, связанных с банкротством. Полученные в ходе исследования научные результаты могут быть использованы как для дальнейшего и более углубленного изучения проблем уголовно-правовой характеристики преступлений, связанных с банкротством, так и других вопросов уголовного права. А также вполне могут служить основой для исследования преступности в сфере несостоятельности, что, несомненно, будет способствовать предупреждению рассматриваемых преступлений в будущем.

Практическая значимость исследования обусловлена прежде всего тем, что в работе даются толкования новел, предусмотренных в ст. 195-197 УК РФ последними изменениями, а также решения сложных вопросов квалификации преступлений, связанных с банкротством, которые вполне могут быть использованы правоприменителем при квалификации уголовно наказуемых банкротств. В исследовании аргументированно выявлены недостатки действующего законодательства, предусматривающего ответственность за преступления, связанные с банкротством, а также предлагается авторская редакция ст. 195-197 УК РФ и проект постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с банкротством (ст. 195-197 УК РФ)», устраняющие эти недостатки.

Результаты исследования могут быть использованы при подготовке учебной и учебно-методической литературы по уголовному праву для обеспечения учебного процесса в высших учебных заведениях юридической направленности и, более того, положительно скажутся на подготовке програм-

1 См. приложение 1 к диссертации.

мы и учебно-методического материала по спецкурсу, посвященному ответственности за криминальные банкротства.

Апробация н внедрение научных результатов, полученных в ходе исследования, осуществлялись посредством их опубликования в семи научных работах общим объемом 10,5 п. л. Основные положения диссертационного исследования озвучивались и обсуждались на Международной научно-практической конференции «Россия - Запад: эффективность процедуры банкротства в современных экономических условиях» (Ростов-на-Дону, 2930 октября 2006 г.). Работа рецензировалась и обсуждалась на заседании кафедры уголовного права и процесса Ростовского юридического института Российской правовой академии Министерства юстиции РФ. Результаты научного исследования используются в учебном процессе вышеназванного института, а также Нижегородского филиала Государственного университета - Высшей школы экономики Министерства экономического развития и торговли РФ.

Структура и объем исследования обусловлены его целями и задачами и включают введение, три главы, состоящие из восьми параграфов, заключение, список литературы, использованной при написании диссертации, и два приложения. Объем работы - 214 с.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность заявленной темы диссертационного исследования, характеризуется степень научной разработанности темы, определяются объект, предмет, цели и задачи исследования, методологическая и теоретическая основы, эмпирическая база, нормативно-правовая основа, раскрывается научная новизна диссертации, формулируются основные положения, выносимые на защиту, обозначены теоретическая, практическая значимость работы, приводятся сведения об апробации и внедрении научных результатов, полученных в ходе исследования.

Глава первая «Сравнительно-правовые аспекты регламентации ответственности за преступления, связанные с банкротством, в отечественном и зарубежном законодательстве» состоит из двух параграфов.

В первом параграфе «Ретроспективный анализ ответственности за преступления, связанные с банкротством, в отечественном законодательстве» для уяснения опыта регламентации несостоятельности (банкротства) и ответственности за криминальные банкротства дается исторический экскурс развития названных институтов в России. Не заостряя внимание на непринципиальных особенностях отдельных памятников права, анализируя российское законодательство второй половины XI - начала XX века, автор выделяет три разновидности несостоятельности: несчастную, неосторожную и злостную. Несчастной считалась несостоятельность, наступившая без вины должника под влиянием непреодолимой силы (наводнение, пожар, военные действия, землетрясение, кораблекрушение, неожиданный упадок дел у должника в результате обстоятельств, которые предотвратить и предвидеть было невозможно, и т. д.). Неосторожная несостоятельность — это несостоятельность, возникшая по вине должника в силу расточительности или легкомысленного ведения имущественных дел. Злостная несостоятельность (мошенническая) заключалась в обмане суда и кредиторов относительно состояния имущества должника. С начала XIX века две последние разновидности именуются банкротством то есть уголовно наказуемым деянием, и отграничиваются от несостоятельности — гражданско-правого понятая.

Последствия несостоятельности в зависимости от конкретного исторического этапа развития законодательства существенно отличались. Так, на первоначальном этапе развития российского законодательства неосторожное и злостное банкротство предполагали применение к должнику весьма суровых карательных мер, в том числе и в виде лишения должника свободы и поступления его в кабальное рабство к своему кредитору; несчастная несостоятельность влекла отсрочку долга (по действующему законодательству в данном случае вовсе исключается какая-либо ответственность). С совершенство-

ванием законодательства постепенно утрата свободы в пользу частного лица уступает место государственным наказаниям, освобождается от всякой ответственности лицо, несостоятельность которого наступила в результате непреодолимой силы.

Для российского права всегда было характерно далеко не последнее влияние мнения кредиторов, оказываемое на суд при выборе вида и размера назначаемого должнику наказания и определении вида его несостоятельности.

Во втором параграфе «Ответственность за преступления, связанные с банкротством, в законодательстве зарубежных государств» анализируются составы преступлений, связанных с банкротством, предусмотренные действующими законодательствами ряда зарубежных государств, с целью, прежде всего, выявить положительные черты данных законодательств для возможного их использования в российском правотворчестве.

Анализ зарубежного уголовного законодательства позволяет сделать следующие выводы. Уголовное законодательство большинства зарубежных государств содержит составы преступлений, связанных с банкротством. В числе наиболее часто встречающихся способов совершения банкротских преступлений по зарубежному законодательству выделяются такие, как: сокрытие или уменьшение активов должника в период неплатежеспособности, обманное увеличение пассива в результате чрезмерных трат, заведомо убыточных сделок, сокрытия, уничтожения, фальсификации и неведения бухгалтерских документов.

Отличительной чертой законодательств ряда зарубежных государств в сравнении с отечественным уголовным правом является выделение в качестве самостоятельных составов преступлений, связанных с банкротством: невыполнения предусмотренной законом обязанности подачи заявления о банкротстве; ненадлежащего ведения бухгалтерского учета; принятия кредитором в период несостоятельности оплаты долга в ущерб интересам других кредиторов; незаконных действий в пользу несостоятельного должника; подкупа при принудительном исполнении решения и др.

Уголовным правом большинства зарубежных государств регламентируется ответственность только за умышленные банкротские преступления. При этом в законодательствах некоторых зарубежных стран предусматривается ответственность как за умышленные криминальные банкротства, так и за неосторожное банкротство.

В законодательстве отдельных государств (КНР, Республика Корея, Австралия и др.) уголовная ответственность за преступления, связанные банкротством, не предусматривается.

Законодательством ряда зарубежных государств понятия «несостоятельность» и «банкротство» не отождествляются. Под несостоятельностью понимается определенное состояние предприятия, установленное судом, которое заключается в неспособности отвечать по долгам (гражданско-правовое понятие), банкротство же есть уголовно наказуемое деяние, совершаемое должником.

На основе изучения опыта регламентации несостоятельности (банкротства) и ответственности за уголовно наказуемые банкротства в дореволюционном российском законодательстве и законодательствах ряда зарубежных государств делается вывод о необходимости разграничения понятий «несостоятельность» и «банкротство». Под несостоятельностью предлагается понимать гражданско-правовое явление, под банкротством — преступление, связанное с банкротством.

Вторая глава «Уголовно-правовая характеристика преступлений, связанных с банкротством, с учетом их объективных признаков» включает в себя четыре параграфа.

В первом параграфе «Объект и предмет преступлений, связанных с банкротством» исследуются признаки объекта и предмета криминальных банкротств.

Автор приходит к выводу о том, что специфичность криминальных банкротств, прежде всего, обусловлена непосредственным объектом, который, как правило, при квалификации выступает в качестве основного крите-

рия, позволяющего отграничить эти преступления от смежных составов. Непосредственным объектом криминальных банкротств являются общественные отношения, обеспечивающие законные интересы кредиторов и установленный законом порядок проведения процедуры несостоятельности (банкротства).

Признаки предмета преступления прямо указываются законодателем лишь при формулировании составов преступлений в ст. 195 УК РФ. Автором указывается на наиболее существенный недостаток такой формулировки. В части 1 ст. 195 УК РФ под имуществом понимаются вещи, различные неимущественные права (но за исключением прав, которые не могут быть переданы другим лицам), принадлежащие должнику. В части 2 ст. 195 УК РФ под имуществом должника подразумеваются активы должника: вещь, имущественное, неимущественное право и (или) их совокупность, поскольку удовлетворить имущественное требование можно только за счет этих объектов, его нельзя удовлетворить за счет обязанностей. В часта 3 ст. 195 УК РФ понятие «имущество» явно имеет более широкое значение по сравнению с одноименными понятиями, употребляемыми в ч. 1, 2 данной статьи. «Имущество, принадлежащее юридическому лицу либо кредитной организации» включает в свой состав все те объекты, которые в ч. 1 ст. 195 УК РФ охватываются «имуществом», «имущественными правами», а также «имущественными обязанностями». То есть здесь понятие «имущество» необходимо толковать как имущество в широком смысле. Естественно, данный недостаток -в частях одной и той же статьи УК одноименный термин употребляется в различных значениях - свидетельствует о низком уровне юридической техники, путает правоприменителя, что является недопустимым и требует его скорейшего законодательного устранения.

Оценивая значимость внесенных Законом от 19 декабря 2005 года изменений признаков предмета преступления, предусмотренных в ч. 1 ст. 195 УК РФ, делается вывод о том, что действующая редакция ч. 1 ст. 195 УК РФ под предметом анализируемого преступления в целом понимает те же объекты,

что и предыдущая. При этом изменилась только лишь группировка этих объектов. Если ранее имущественные права требования и обязанности, составляющие содержание обязательственных правоотношений, относились к «имущественным обязательствам», то теперь таковые имущественные обязанности выделяются в качестве самостоятельного предмета преступления, а имущественные права требования относятся к «имущественным правам». Причем перечень «имущественных прав» не ограничен только лишь имущественными обязательственными правами - сюда также могут относиться, к примеру, вещные права (которые в соответствии со старой редакцией относились к такой разновидности предмета данного преступления, как «имущество»).

Поскольку ни ГК РФ, ни Закон о несостоятельности не содержат четкого определения понятия «имущество» или «имущество должника», по нашему убеждению, является позитивным признание имущественных прав и имущественных обязанностей в ч. 1 ст. 195 УК РФ в качестве самостоятельных предметов преступления. Невключение в норму понятий «имущественные права» и «имущественные обязанности» могло бы повлечь (учитывая, что в уголовно-правовой науке существует устоявшаяся категория имущества как предмета хищения) неверное толкование понятия имущества в узком смысле и, как следствие, безнаказанность ряда общественно опасных деяний.

Применительно к признакам предмета преступления преднамеренного и фиктивного банкротств отмечается, что, несмотря на отсутствие в диспозициях ст. 196 и 197 УК РФ специального указания на предмет совершения преступления, тем не менее, произведенное исследование признаков объективной стороны данных преступлений и механизма их совершения позволяет утверждать, что эти составы преступлений включают в себя те же самые признаки предмета, о которых говорится в ст. 195 УК РФ.

Во втором параграфе «Объективная сторона неправомерных действий при банкротстве» анализируются признаки объективной стороны неправомерных действий при банкротстве (ст. 195 УК РФ).

Теоретическое осмысление разновидностей деяния, указанных в диспозиции ч. 1 ст. 195 УК РФ, позволяет сделать вывод: перечисленные законодателем в диспозиции ч. 1 ст. 195 УК РФ действия весьма перекрещиваются друг с другом, их строгое разграничение бессмысленно и, более того, невозможно. Названные в диспозиции разновидности деяния, такие как: сокрытие сведений об имуществе, имущественных правах и обязанностях; передача имущества во владение иным лицам; отчуждение или уничтожение имущества; сокрытие, уничтожение, фальсификаты бухгалтерских и иных учетных документов, отражающих экономическую деятельность должника, при их совершении всегда будут сопряжены альтернативно либо с сокрытием имущества, либо сокрытием имущественных прав, либо сокрытием имущественных обязанностей. В связи с чем предлагается прямо уточнить, что одни разновидности деяния являются частными случаями других. Это упростит понимание данной нормы правоприменителем и будет способствовать ее эффективному применению.

Новеллу уголовного законодательства - признак обстановки совершения преступления, сформулированный в ч. 1 ст. 195 УК РФ («при наличии признаков банкротства»), надлежит понимать как неспособность юридического лица или индивидуального предпринимателя удовлетворить требования кредиторов по обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, если соответствующие обязательства и (или) обязанность не исполнены им в течение трех месяцев с даты, когда они должны были быть исполнены.

При толковании обстановки «при наличии признаков банкротства», предусмотренной ч. 2 ст. 195 УК РФ, необходимо иметь в виду, что таковое надлежит осуществлять хотя и аналогично одноименному признаку, предусмотренному в ч. 1 ст. 195 УК РФ, но при этом исходя из его уяснения во взаимосвязи с признаком «неправомерное удовлетворение требований кредиторов», который опирается на нормы законодательства о несостоятельности. Это добавляет запутанности положениям ч. 2 ст. 195 УК РФ. Поэтому, по

мнению диссертанта, целесообразно исключить из ч. 2 ст. 195 УК РФ признак «при наличии признаков банкротства» с одновременным переформулированием признака «неправомерное удовлетворение требований» на неправомерное удовлетворение требований, противоречащее установленному законодательством о несостоятельности порядку.

Тем не менее, до момента внесения в УК обозначенных изменений надлежит исходить из следующих соображений. Поскольку действующее законодательство о несостоятельности не предусматривает запрет, обязывающий должника прекратить платежи с того момента, когда он осознает свою несостоятельность и возникает обязанность обратиться с заявлением в арбитражный суд, неправомерным удовлетворением имущественных требований может считаться лишь удовлетворение, противоречащее установленному законодательством о несостоятельности порядку удовлетворения требований кредиторов, совершенное с момента введения судом процедуры наблюдения, а также на последующих стадиях конкурсного процесса.

Теперь в соответствии с Законом от 19 декабря 2005 года ст. 195 УК РФ предусматривает часть третью. Ранее в теории уголовного права дискутировался вопрос: в какой форме совершается сокрытие имущества (в широком смысле), предусмотренное в ч. 1 ст. ¡95 УК РФ. Одна группа авторов полагала, что данные деяния могут совершаться только посредством действий, другая была убеждена, что - как путем действий, так и путем бездействия. Ныне преступность деяний в форме бездействия более не вызывает сомнений -УК специально описывает признаки таковых в ч. 3 ст. 195. В связи с этим необходимо отграничивать последние от преступлений, признаки которых предусмотрены в ч. 1 этой статьи, которые, как видно, ныне могут совершаться только в активной форме - путем действия. При совершении деяний, предусмотренных ч. 3 ст. 195 УК РФ, лицо совершает действия по сокрытию имущества (в широком смысле) еще до появления признаков банкротства (обстановки совершения преступления, предусмотренной в ч. 1 ст. 195 УК РФ), как правило, еще без сформировавшего умысла на совершение крими-

нального банкротства, а уже потом - на соответствующей стадии конкурсного процесса - преступно бездействует. При совершении же неправомерных действий при банкротстве, предусмотренных в ч. 1 ст. 195 УК РФ, лицо совершает действия по сокрытию имущества (в широком смысле) «при наличии признаков банкротства».

При характеристике крупного ущерба как признака объективной стороны, предусмотренного ч. 1 ст. 195 УК РФ, и далее при анализе одноименного признака, предусмотренного ч. 2 и 3 ст. 195, а также ст. 196, 197 УК РФ, диссертант приходит к выводу, что при определении момента окончания уголовно наказуемых банкротств — момента причинения крупного ущерба — необходимо исходить из того, что таковой определяется стоимостью сокрытого виновным имущества, подлежащего включению в конкурсную массу, независимо от того, каким способом совершено это уменьшение. Поскольку в данном случае уменьшение размеров имущества, подлежащего включению в конкурсную массу, пропорционально ущемлению интересов кредиторов. Все иные предлагаемые авторами способы определения момента окончания данных преступлений связаны со сложными продолжительными процедурами, в силу чего делают невозможным привлечение виновных лиц к уголовной ответственности.

В третьем параграфе «Объективная сторона преднамеренного банкротства» рассматриваются признаки объективной стороны преднамеренного банкротства (ст. 196 УК РФ).

По мнению автора, новелла уголовного законодательства, действующая формулировка общественно опасного деяния преднамеренного банкротства -термин «неспособность юридического лица или индивидуального предпринимателя в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей» - является не вполне корректным в том смысле, что буквальное толкование влечет его отождествление с критерием неплатежеспособности. Исходить же здесь из такого понимания никак нельзя, поскольку, учитывая,

что состав преступления сформулирован как материальный, совершенно непонятно, как сам по себе факт неисполнения обязательств с просрочкой в три месяца может причинить крупный ущерб интересам кредиторов, о котором говорится в диспозиции ст. 196 УК РФ. При толковании указанного термина надлежит исходить не только из критерия неплатежеспособности, но одновременно и из критерия неоплатности - только такое его толкование позволяет понять механизм совершения этого преступления, а также характер его Общественной опасности. Что должно найти свое отражение в тексте диспозиции статьи.

В четвертом параграфе «Объективная сторона фиктивного банкротства» раскрываются признаки объективной стороны фиктивного банкротства (ст. 197 УК РФ).

Анализ диспозиции ст. 197 УК РФ, а также анализ действующего законодательства о несостоятельности позволяют автору утверждать, что нынешняя формулировка общественно опасного деяния фиктивного банкротства, дополненная законодателем признаком публичности, далеко не в полной мере соответствует законодательству о несостоятельности (банкротстве). В связи с этим автором поддерживается замечание, высказанное И.Ю, Михалевым; «...не совсем понятно, чем руководствовался законодатель, сохранив в новой редакции ст. 197 УК РФ «объявление о несостоятельности» в качестве определяющего признака объективной стороны фиктивного банкротства. На момент принятия Федерального закона РФ от 19.12.2005 г. № 161-ФЗ уже было очевидно, что законодательство о несостоятельности пе допускает никакого объявления о нем, а несостоятельным должник может быть только признан (и только судом)»'.

В силу этого диссертантом предлагается согласовать нормы уголовного и конкурсного права, сформулировав признаки общественно опасного деяния в ст. 197 УК РФ с использованием тех же формулировок, которые употребляются законодательством о несостоятельности: «заведомо ложная подача в

1 Михалев И.Ю. О фиктивном банкротстве // Уголовное право - 2006 -№5.-С 68

арбитражный суд заявления должника о признании банкротом при наличии у должника возможности удовлетворить требования кредиторов в полном объеме»; «непринятие мер но оспариванию заведомо необоснованных требований заявителя о признании должника банкротом».

В главе третьей «Уголовно-правовая характеристика преступлений, связанны с банкротством, с учетом их субъективных признаков» полно и последовательно исследуются признаки субъективной стороны и субъекта составов преступлений, связанных с несостоятельностью.

В первом параграфе «Субъективная сторона преступлений, связанных с банкротством» рассматривается субъективная сторона банкротских преступлений, в результате чего автор приходит к выводу: анализ признаков объективной стороны криминальных банкротств позволяет утверждать, что данные деяния могут совершаться только лишь с прямым умыслом. Расширительное толкование признаков субъективной стороны рассматриваемых преступлений не позволяет отграничивать последние от случаев нормального осуществления предпринимательской деятельности, одной из характеристик которой выступает рисковый характер. Утверждение, что таковые могут совершаться с косвенным умыслом, а также предложения криминализации неосторожных банкротств вступают в противоречие с принципом свободы осуществления предпринимательской деятельности.

Во втором параграфе «Субъект преступлении, связанных с банкротством» исследуются признаки субъекта криминальных банкротств. Диссертант отмечает несомненные преимущества произведенного законодателем переформулирования признаков субъекта уголовно наказуемых банкротств последними изменениями, внесенными в редакцию ст. 195-197 УК РФ Законом от 19 декабря 2005 года.

Переое из ккх заключается в том, что тетгерь законодатель, формулируя признаки субъекта преступления в ст. 195—197 УК РФ, более не употребляет в диспозициях ст. 196, 197 «руководителя коммерческой организации», то есть теперь интересы кредиторов некоммерческих организаций, которые в

соответствии с законодательством о несостоятельности могут быть признаны банкротами, охраняются наравне с интересами кредиторов коммерческих организаций - устранена существенная неточность уголовного закона.

Второе преимущество произведенных изменений заключается в том, что диспозиции ст. 195-197 УК РФ более не оперируют такими устаревшими и совершенно не соответствующими действующему законодательству формулировками, как «собственник организации-должника» и «собственник коммерческой организации».

В-третьих, является позитивным то, что ныне законодатель специально предусмотрел в качестве субъекта преступления учредителя (участника) юридического лица. Отсутствие ранее в статьях УК, предусматривающих ответственность за банкротские преступления, упоминания об учредителе (участнике) как субъекте преступления являлось серьезным пробелом уголовного законодательства, не позволявшим в большом количестве случаев привлекать виновных к уголовной ответственности.

Отмечая положительные черты произведенных изменений признаков субъекта криминальных банкротств, автор указывает на то, что действующая формулировка признаков субъекта преступлений, связанных с банкротством, имеет ряд существенных неустраненных пробелов. В связи с чем как в теории, так и в правоприменительной практике остаются дискуссионными следующие вопросы: может ли выступать в качестве субъекта уголовно наказуемых банкротств арбитражный управляющий; управляющий организацией должника; лицо, действующие от имени юридического лица или индивидуального предпринимателя в соответствии с доверенностью или договором; руководитель ликвидационной комиссии; руководитель юридического лица, отстраненный от должности; индивидуальный предприниматель, регистрация которого в качестве такового утратила силу, и другие. Данные пробелы требуют скорейшего устранения, возможные варианты такового предлагаются в диссертации.

В заключении исследования сформулированы основные выводы и предложения по совершенствованию действующего уголовного законодательства в виде следующей новой редакции ст. 195-397 УК РФ:

«Статья 195. Неправомерные действия при банкротстве

1. Сокрытие имущества, имущественных прав или имущественных обязанностей, в том числе в виде сокрытия сведений об имуществе, о его размере, местонахождении либо иной информации об имуществе, имущественных правах или имущественных обязанностях, передачи имущества во владение иным лицам, отчуждения или уничтожения имущества, а также в виде сокрытия, уничтожения, фальсификации бухгалтерских и иных учетных документов, отражающих экономическую деятельность юридического лица или индивидуального предпринимателя, совершенное лицом, указанным в примечаниях к данной статье, а равно уклонение от передачи документа-1)ии и (или) материальных и иных ценностей должника, совершенное лицом, на которое возлагалась обязанность обеспечения таковой, если хотя бы одно из этих действий совершено при наличии признаков банкротства и причинило крупный ущерб, —

наказываются ограничением свободы на срок до трех лет либо арестом на срок от четырех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до трех лет со штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев либо без такового.

2. Неправомерное удовлетворение имущественных требований отдельных кредиторов, противоречащее установленному законодательством о несостоятельности порядку, совершенное лицом, указанным в примечаниях к данной статье, если это действие заведомо связано с причинением крупного ущерба другим кредиторам и повлекло таковой, —

наказывается ограничением свободы на срок до трех лет либо арестом на срок от двух до четырех месяцев, либо лишением свободы на срок

до одного года со штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев либо без такового.

Примечания. 1. Лицом, совершившим деяния, предусмотренные данной статьей, а также статьями 196 и 197 настоящего Кодекса, признается: руководитель юридического лица, бухгалтер, в том числе и после отстранения их от должности, учредитель (участник) юридического лица, индивидуальный предприниматель, в том числе и после утраты силы государственной регистрации его в качестве индивидуального предпринимателя, а также представитель индивидуального предпринимателя или представитель органа исполнительной власти, уполномоченного на осуществление полномочий собственника в отношении имущества унитарного предприятия.

2. Руководителем юридического лица в статьях 195-197 настоящего Кодекса признается физическое лицо, являющееся: а) единоличным исполнительным органом организации или его заместителем; б) руководителем коллегиального исполнительного органа организации или его заместителем; в) членом коллегиального исполнительного органа организации; г) арбитражным управляющим; д) руководителем или членом ликвидационной комиссии; е) иным лицом, которое на основании нормативного акта, учредительных документов, договора или специального поручения выполняет управленческие функции по всем или отдельным направлениям или вопросам деятельности организации в целом.

Статья 196. Преднамеренное банкротство

Преднамеренное банкротство, то есть совершение лицом, указанным в примечаниях к статье 195 настоящего Кодекса, действий (бездействия), заведомо влекуи(их неспособность юридического лица или индивидуального предпринимателя в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, при которой сумма обязательств должника пре-

выгиает стоимость принадлежащего ему имущества, если эти действия (бездействие) причинили крупный ущерб, -

наказывается штрафом в размере от двухсот тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет либо лишением свободы на срок до шести лет со штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев либо без такового.

Статья 197. Фиктивное банкротство

Фиктивное банкротство, то есть совершение лицом, указанным в примечаниях к статье 195 настоящего Кодекса, деяний, предусмотренных в части первой статьи 195 настоящего Кодекса, сопряженное либо с заведомо ложной подачей в арбитражный суд заявления должника о признании банкротом при наличии у должника возможности удовлетворить требования кредиторов в полном объеме, либо с непринятием мер по оспариванию заведомо необоснованных требований заявителя о признании должника банкротом, в целях введения в заблуждение кредиторов для получения отсрочки или рассрочки причитающихся кредиторам платежей или скидки с долгов, а равно для неутаты долгов, если это деяние причинило крупный ущерб, -

наказывается штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной ппаты или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет либо лишением свободы на срок до шести лет со штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы гни иного дохода осужденного за период до шести месяцев либо без такового».

Основные положения диссертации отражены в следующих опубликованных работах:

Статьи в рецензируемых изданиях, рекомендованных. ВАК Минобр-науки России для публикации результатов диссертационных исследований:

1. Кузьминов Д.А. Предмет преступления как обязательный признак составов преступлений, предусмотренных статьей 195 УК РФ // «Черные дыры» в Российском Законодательстве. - 2007. - № 3. - С. 215-217.

2. Кузьминов Д.А. Актуальные вопросы субъекта преступления, предусмотренного в статьях 195-197 УК РФ // Гуманитарные и социально-экономические науки. - 2006. — Спецвыпуск: Право. - С. 138-141.

Иные публикации:

3. Кузьминов Д.А. Квалификация преступлений, связанных с банкротством (ст. 195-197 УК РФ): Монография. - Ростов-на-Дону: АПСН «СевероКавказский научный центр высшей школы», Ростовский юридический институт Российской правовой академии Министерства юстиции РФ, 2006. -200 с.

4. Кузьминов Д.А. Субъективная сторона преступлений, связанных с банкротством (ст. 195-197 УК РФ) // Актуальные проблемы права: история и современность: Сборник научных статей. — Ставрополь: Северо-Кавказский гуманитарный институт, 2006. - С. 32-39.

5. Кузьминов Д.А. Объективная сторона преднамеренного банкротства (ст. 196 УК РФ) // Право и политика на современном этапе: Сборник научных работ молодых ученых, аспирантов и студентов. — Ростов-на-Дону: Ростовский юридический институт Российской правовой академии Министерства юстиции РФ, 2006. - С. 152-159.

6. Кузьминов Д.А. Обстановка как обязательный признак составов преступлений, предусмотренных статьей 195 УК РФ // Известия высших учебных заведений. Северо-Кавказский регион. Общественные науки. - 2007. -№ 2. - С. 77-80.

7. Кузьминов Д.А. Объективная сторона фиктивного банкротства (ст. 197 УК РФ) // Национальное достояние России: история, политика, экономика, право: Сборник статей: В 2 ч. - Н. Новгород: Стимул — СТ, 2007. -Ч. 2. - С. 32-39.

Общий объем опубликованных работ — 10,5 п. л.

Корректор Н.Н. Кукушкина Компьютерная верстка Т.М. Солдаевой

Тираж 100 экз. Заказ № ^ ^

Отпечатано в отделении оперативной полиграфии Нижегородской академии МВД России. 603600, ГСП-268, г. Н. Новгород, Анкудиновское шоссе, 3.

СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

по праву и юриспруденции, автор работы: Кузьминов, Денис Александрович, кандидата юридических наук

ВВЕДЕНИЕ

ОГЛАВЛЕНИЕ

Глава I. СРАВНИТЕЛЬНО-ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ РЕГЛАМЕНТАЦИИ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА ПРЕСТУПЛЕНИЯ, СВЯЗАННЫЕ С БАНКРОТСТВОМ, В ОТЕЧЕСТВЕННОМ И ЗАРУБЕЖНОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ

§ 1. Ретроспективный анализ ответственности за преступления, связанные с банкротством, в отечественном законодательстве.

§ 2. Ответственность за преступления, связанные с банкротством, в законодательстве зарубежных государств.

Глава II. УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРЕСТУПЛЕНИЙ, СВЯЗАННЫХ С БАНКРОТСТВОМ, С УЧЕТОМ ИХ ОБЪЕКТИВНЫХ ПРИЗНАКОВ

§ 1. Объект и предмет преступлений, связанных с банкротством.

§ 2. Объективная сторона неправомерных действий при банкротстве.

§ 3. Объективная сторона преднамеренного банкротства.

§ 4. Объективная сторона фиктивного банкротства.

Глава III. УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРЕСТУПЛЕНИЙ, СВЯЗАННЫХ С БАНКРОТСТВОМ, С УЧЕТОМ ИХ СУБЪЕКТИВНЫХ ПРИЗНАКОВ

§ 1. Субъективная сторона преступлений, связанных с банкротством.

§ 2. Субъект преступлений, связанных с банкротством.

ВВЕДЕНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

по теме "Уголовно-правовая характеристика преступлений, связанных с банкротством"

Актуальность темы диссертационного исследования обусловлена, прежде всего, последними изменениями, внесенными в редакцию статей 195-197 Уголовного кодекса РФ1 Федеральным законом от 19 декабря 2005 г. № 161-ФЗ

•л далее - Закон от 19 декабря 2005 г.). Как известно, содержание указанных норм УК РФ при его принятии в 1996 г. формулировалось в соответствии с тогда действующими положениями Закона РФ «О несостоятельности (банкротстве) предприятий» 1992 г. (далее - Закон о несостоятельности 1992 г.)3. В 1998 г. был принят ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее - Закон о несостоятельности 1998 г.)4, предусмотревший ряд совершенно новых положений и категорий, в том числе и тех к которым отсылали диспозиции ст.ст. 195-197 УК, что обнажило неувязку норм, регламентирующих ответственность за преступления, связанные с банкротством, с законодательством о несостоятельности.

В 2002 г. Закон о несостоятельности 1998 г. сменился на ныне действующий ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее - Закон о несостоятельности)5, который сделал еще более очевидной рассогласованность статей 195-197 УК РФ с положениями законодательства о несостоятельности. Таким образом, можно констатировать, что изменения, внесенные в редакцию ст.ст. 195-197 УК, назрели уже давно и являются обоснованными. Отчасти они устраняют противоречивость между нормами конкурсного и уголовного права, тем не менее, надлежит отметить, что рассогласованность преодолена не полностью. Более того, данные изменения, бесспорно, устраняя одни существующие недостатки рассматриваемых преступлений, создают другие не менее существенные недостатки, о чем подробнее будет говориться далее.

1 Уголовный кодекс РФ от 13 июня 1996 г. № 63-Ф3 // СЗ РФ. 1996. № 25. Ст. 2954.

2 Федеральный закон от 19 декабря 2005 г. № 161-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс РФ и Кодекс РФ об административных правонарушениях» // СЗ РФ. 2005. № 52 (Ч. 1). Ст. 5574.

3 Закон РФ от 19 ноября 1992 г. № 3929-1 «О несостоятельности (банкротстве) предприятий» // Ведомости РФ. 1993. № 1. Ст. 6.

4 Федеральный закон от 8 января 1998 г. № 6-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» // СЗ РФ. 1998. № 2. Ст. 222.

5 Федеральный закон от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» // СЗ РФ. 2002. № 43. Ст. 4190.

Прибавляет актуальности теме исследования появление в тексте анализируемых диспозиций статей новых, ранее не употреблявшихся понятий. Естественно, что рассмотрение вопросов толкования и практического применения законодательных новаций норм, предусматривающих ответственность за преступления, связанные с банкротством, является особенно важным.

На актуальность темы указывают данные судебно-арбитражной статистики за последние годы, а именно, большое и постоянно возрастающее число принятых к производству заявлений о признании должника несостоятельным (банкротом), а также лиц, признанных банкротами. Так, в 2005 г. число принятых к производству заявлений о признании должника несостоятельным (банкротом) составило - 25643 (показатель по сравнению с 1999 г. возрос в 2,3 раза), количество дел, по которым открыто конкурсное производство - 13963 (показатель по сравнению с 1999 г. возрос в 1,7 раза)6. Безусловно, отношения и случаи несостоятельности являются характерными обязательными чертами любой рыночной экономики, то же самое можно сказать о преступлениях, связанных с банкротством, - они неизбежны. При этом высокая численность принятых к производству заявлений о признании должника несостоятельным (банкротом) и лиц, признанных банкротами, указывает, прежде всего, на наличие в нашей стране благодатной почвы для совершения преступлений, связанных с банкротством.

Свидетельствует об актуальности рассматриваемой темы устойчивая динамика роста числа зарегистрированных преступлений, предусмотренных ст.ст. 195-197 УК РФ, и выявленных лиц, совершивших данные деяния за последние годы. Сразу необходимо оговориться, что устойчивую динамику роста можно констатировать только лишь применительно к неправомерным действиям при банкротстве и преднамеренному банкротству. По фиктивному банкротству затруднительно вообще делать какие-либо выводы в связи с отсутствием данных преступлений в судебно-следственной практике.

6 См.: Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 2000. № 3; 2001. № 4; 2002. № 4; 2003. № 4; 2004. № 4; 2005. № 4; 2006. № 4.

Так, согласно официальной статистике в 2005 г. было зарегистрировано неправомерных действий при банкротстве - 463 (показатель по сравнению с 1999 г. возрос в 3,8 раза), преднамеренных банкротств - 280 (показатель по сравнению с 1999 г. возрос в 3 раза). В 2006 г. прирост числа зарегистрированных преступлений, связанных с банкротством, составил 23,6 %7. Число выявленных лиц, совершивших преступления, в 2005 г. по неправомерным действиям при банкротстве составило - 270 (показатель по сравнению с 1999 г. возрос в 7,1 раза), по преднамеренному банкротству - 60 (показатель по сравнению с 1999 г. возрос в 2,8 раза)8.

Статистика показывает, что число зарегистрированных преступлений рассматриваемой категории является крайне низким, притом, что количество принятых к производству заявлений о признании должника несостоятельным (банкротом) и случаев признания банкротами, напротив, является весьма высоким. Безусловно, это свидетельствует о очень высокой латентности банкротских преступлений.

Таким образом, отсутствие достаточной четкости в формулировании диспозиций статей 195-197 УК, существующий в юридической литературе по уголовному праву большого разнобой мнений относительно признаков рассматриваемых составов преступлений, отсутствие устоявшейся судебно-следственной практики по этим статьям, сложный бланкетный характер диспозиций анализируемых уголовно-правовых норм ведут к тому, что следователи в правоприменительной практике испытывают серьезные затруднения при осуществлении квалификации по данным составам преступлений, толком не зная и не понимая какие именно обстоятельства им надлежит устанавливать и доказывать по уголовному делу, следствием чего является высокий уровень латентности преступлений, связанных с банкротством.

Итак, все вышеизложенное свидетельствует о большой общественной опасности уголовно-наказуемых банкротств, недостаточной разработанности уго

7 См.: Состояние преступности в России за январь - декабрь 2006 года. М.: ГИ АЦ МВД России, 2007. С. 25.

8 См.: Лопашенко Н.А. Преступления в сфере экономики: Авторский комментарий к уголовному закону (раздел VIII УК РФ). М„ 2006. С. 576 - 596. ловно-правовой характеристики анализируемых преступлений в юридической литературе и необходимости ее дальнейшего исследования.

Степень научной разработанности темы. Изучением проблем несостоятельности и преступлений, связанных с банкротством, занимались еще дореволюционные цивилисты и криминалисты, такие как: J1.C. Белгориц-Котляревский, С.И. Гальперин, А.Х. Гольмстен, А.И. Гуляев, В.В. Есипов, А.В. Лохвицкий, Д.И. Мейер, П.М. Минц, С.В. Познышев, Н.С. Таганцев, Н.А. Трайнин, И.Я. Фойницкий, Г.Ф. Шершеневич и др.

Среди современных авторов эти вопросы рассматривали: Ю.М. Антонян,

B.К. Бабаев, В.М. Баранов, Н.В. Беркович, Е.А. Бондарь, Е.А. Васильев, В.В. Витрянский, Б.В. Волженкин, Л.Д. Гаухман, Л.В. Григорьева, С.П. Гришаев, А.И. Долгова, Т.В. Досюкова, Н.А. Егорова, А.Э. Жалинский, А.В. Игошин,

C.В. Изосимов, И.И. Карпец, А.Н. Классен, И.А. Клепицкий, Д.Г. Краснов, Л.Л. Кругликов, Б.И. Колб, И.А. Кондрашина, А.Г. Кудрявцев, А.В. Кузнецов, А.П. Кузнецов, Н.Ф. Кузнецова, В.Н. Лимонов, Н.А. Лопашенко, В.Д. Ларичев, С.В. Максимов, И.Ю. Михалев, A.M. Нуждин, П.Н. Панченко, Т.В. Пинкевич, С.В. Прохорской, А.В. Пустяков, С.С. Пылева, Ф.М. Решетников, В.П. Саенко, П.А. Светачев, М.В. Талан, М.В. Телюкина, А.Х. Тимербулатов, Ю.В. Трунцевской, М.Х. Хакулов, В.Ф. Щербаков, О.В. Шипицина, И.В. Шишко, А.И. Яковлев, П.С. Яни, Б.В. Яцеленко и другие.

Подчеркивая высокую значимость вышеообозначенных работ, необходимо вместе с тем заметить, что большинство из них осуществлено до внесения в диспозиции ст.ст. 195-197 УК РФ последних изменений Законом от 19 декабря 2005 г. В связи с чем на настоящий момент времени возникают все новые и новые проблемные вопросы, связанные с банкротскими преступлениями, остро нуждающиеся в проработке.

Объектом исследования являются общественные отношения, обеспечивающие законные интересы кредиторов и установленный законом порядок проведения процедуры несостоятельности (банкротства). Предметом исследования выступают:

- уголовно-правовые нормы, предусматривающие ответственность за преступления, связанные с банкротством (ст.ст. 195-197 УК);

- нормы законодательства о несостоятельности, к которым отсылают, раскрывая признаки состава преступления, диспозиции рассматриваемых статей УК;

- опыт регламентации несостоятельности (банкротства) и ответственности за совершение уголовно-наказуемых банкротств в истории России и законодательствах зарубежных государств;

- существующие в отечественной юридической литературе труды, касающиеся преступлений, связанных с банкротством;

- практика правоприменения исследуемых уголовно-правовых норм.

Во избежание возможных недоразумений сразу надлежит оговориться, что употребляющиеся по тексту диссертации условные термины: «преступления, связанные с банкротством», «уголовно-наказуемые банкротства», «банкротские преступления», «криминальные банкротства», «преступное банкротство» понимаются как синонимы, под которыми подразумеваются преступления, предусмотренные в ст.ст. 195-197 УК РФ.

Российским законодательством и правоприменительной практикой «несостоятельность» и «банкротство» признаются равнозначными категориями. В результате чего диссертант вынужден согласиться с мнением законодателя, поэтому по тексту настоящей работы «несостоятельность» и «банкротство», если не оговорено иное, употребляются как тождественные понятия.

Цель исследования заключается в том, чтобы на основе анализа проблемных вопросов уголовно-правовой характеристики преступлений, связанных с банкротством, осуществленного в свете последних изменений законодательства, сформулировать возможные предложения по совершенствованию действующего законодательства о банкротских преступлениях.

Для достижения поставленной цели необходимо осуществление следующих задач:

1) изучить признаки составов преступлений, связанных с банкротством, в том числе исследуя нормы законодательства о несостоятельности, к которым отсылают диспозиции статей 195-197 УК;

2) разобраться в употребляющихся в диспозициях статьей 195-197 УК категориях, особенно в новеллах последних изменений, внесенных в данные диспозиции, предложив при этом их авторское толкование;

3) уяснить опыт регламентации несостоятельности (банкротства) и уголовной ответственности за банкротские преступления в истории России и законодательствах зарубежных государств;

4) изучить имеющиеся исследования отечественных ученых, рассматривающих в своих работах анализируемую проблематику, а также следственную и судебную практику в данной области;

5) выявить пробелы действующего законодательства, предусматривающего ответственность за криминальные банкротства, а также предложить пути их восполнения;

6) исследовать сложные и дискуссионные вопросы квалификации преступных банкротств.

Методологической основой работы послужил общенаучный диалектический подход к познанию процессов и явлений социальной действительности. Также весьма широко применялись следующие частно-правовые методы: логико-правовой, системно-структурный, историко-правовой, сравнительно-правовой и другие.

Теоретическую основу исследования составили труды отечественных ученых в области уголовного права, а также, с учетом бланкетного характера рассматриваемых уголовно-правовых норм, работы российских ученых цивилистов.

Эмпирическая база исследования включает: 1) данные опубликованной судебной практики; 2) эмпирическую информацию, содержащуюся в опубликованных работах других авторов; 3) данные судебно-арбитражной статистики; 4) уголовные дела и отказные материалы по исследуемым преступлениям; 5) данные проведенного нами анкетирования 152 практических работников.

Нормативно-правовую основу диссертации составляют: Конституция РФ, УК РФ, федеральные законы, подзаконные акты, постановления Пленума Верховного Суда РФ, Высшего Арбитражного Суда РФ и иные акты, а также нормы законодательств ряда зарубежных государств, имеющих большой опыт борьбы с уголовно-наказуемыми банкротствами.

Научная новизна исследования заключается, прежде всего, в том, что оно является одной из первых попыток по осуществлению комплексной уголовно-правовой характеристики преступлений, связанных с банкротством, с учетом положений изменившегося законодательства в ракурсе сравнительного анализа действующей редакции ст.ст. 195-197 УК РФ и устаревшей редакции, действовавшей до введения в действия Закона от 19 декабря 2005 г. Автор в ходе исследования с целью уяснения содержания рассматриваемых норм изучал как ныне действующую, так и прежнюю редакции статей 195-197 УК РФ, а также с учетом бланкетного характера рассматриваемых диспозиций как действующее, так и утратившее силу законодательство о несостоятельности. Это позволило выявить существующие достоинства и недостатки произведенных последних изменений составов преступлений, предусмотренных в статьях 195-197 УК, а также выдвинуть предложения по последующему совершенствованию анализируемых норм.

Основные положения исследования, выносимые на защиту:

1. Исходя из опыта регламентации несостоятельности (банкротства) и ответственности за преступления, связанные с банкротством, в истории дореволюционной России и законодательствах ряда зарубежных государств, аргументируется необходимость разграничения понятий «несостоятельность» и «банкротство» в отечественном законодательстве. Под несостоятельностью предлагается понимать гражданско-правое явление, банкротство необходимо признать уголовно-наказуемым деянием.

2. На основе анализа признаков объективной стороны составов преступлений, предусмотренных в частях 1,2,3 статьи 195 УК РФ, даются определения понятия имущества, употребляемого в данных частях, а также формулируются предложения по уточнению этого понятия как в уголовном законодательстве, так и в законодательстве о несостоятельности.

3. В диспозиции ч. 1 ст. 195 УК РФ представляется целесообразным конкретизировать, что такие разновидности деяния как: сокрытие сведений об имуществе, имущественных правах и обязанностях; передача имущества во владение иным лицам; отчуждение или уничтожение имущества; сокрытие, уничтожение, фальсификация бухгалтерских и иных учетных документов, отражающих экономическую деятельность должника, являются частными случаями либо «сокрытия имущества», либо «сокрытия имущественных прав» либо «сокрытия имущественных обязанностей». Это упростит понимание данной нормы и будет способствовать ее правильному применению.

4. При толковании такого термина, используемого при формулировании признаков общественно опасного деяния преднамеренного банкротства, как «неспособность юридического лица или индивидуального предпринимателя в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей» надлежит исходить не только из критерия неплатежеспособности, но одновременно и из критерия неоплатности.

5. Необходимо согласовать нормы уголовного законодательства об ответственности за преступления, связанные с банкротством, и законодательства о несостоятельности, сформулировав признаки общественно опасного деяния в ст. 197 УК РФ с использованием тех же формулировок, которые употребляются в конкурсном праве, указав в диспозиции на сопряженность деяния с «заведомо ложной подачей в арбитражный суд заявления должника о признании банкротом при наличии у должника возможности удовлетворить требования кредиторов в полном объеме, либо с непринятием мер по оспариванию заведомо необоснованных требований заявителя о признании должника банкротом».

6. Устанавливая момент окончания уголовно-наказуемых банкротств - момент причинения крупного ущерба - важно исходить из того, что таковой определяется стоимостью сокрытого виновным имущества, подлежащего включению в конкурсную массу, независимо от того каким способом совершено это сокрытие.

7. Дается толкование обстановке совершения преступления, характеризуемой в частях 1 и 2 ст. 195 УК РФ словами «при наличии признаков банкротства». Делается вывод о необходимости исключения из ч. 2 ст. 195 УК РФ указания на данный признак с одновременным переформулированием в рассматриваемом составе преступления признака общественно опасного деяния на «неправомерное удовлетворение требований, противоречащее установленному законодательством о несостоятельности порядку».

8. Предлагается новая редакция уголовно-правовых норм об ответственности за преступления, связанные с банкротством (ст.ст. 195-197 УК РФ)9.

9. С внесением вышеообозначенных изменений в редакцию ст.ст. 195-197 УК РФ целесообразно одновременно исключить из примечания 1 к ст. 201 УК РФ упоминание о ст. 196 УК.

10. В качестве альтернативы вышеобозначенных изменений ст.ст. 195-197 УК РФ для восполнения существующих пробелов действующего законодательства, предусматривающего ответственность за банкротские преступления, предлагается авторский проект постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с банкротством (ст.ст. 195-197 УК РФ)»10.

Теоретическая значимость исследования состоит в том, что оно является одним из первых, в котором с учетом последних изменений статей 195-197 УК дается уголовно-правовая характеристика преступлений, связанных с банкротством. Полученные в ходе исследования научные результаты могут быть использованы как для дальнейшего и более углубленного изучения проблем уголовно-правовой характеристики преступлений, связанных с банкротством, так и других вопросов уголовного права. А также вполне могут служить основой для исследования преступности в сфере несостоятельности, что, несомненно, будет способствовать предупреждению рассматриваемых преступлений в будущем.

9 См.: Стр. 195 - 198 диссертации.

10 См.: Приложение № 1 к диссертации.

Практическая значимость исследования обусловлена, прежде всего, тем, что в работе даются толкования новел, предусмотренных в статьях 195-197 УК последними изменениями, а также решения сложных вопросов квалификации преступлений, связанных с банкротством, которые вполне могут быть использованы правоприменителем при квалификации уголовно-наказуемых банкротств. В исследовании аргументировано выявлены недостатки действующего законодательства, предусматривающего ответственность за преступления, связанные с банкротством, а также предлагаются авторская редакция статей 195197 УК РФ и проект постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с банкротством (ст.ст. 195-197 УК РФ)», устраняющие эти недостатки.

Результаты исследования могут быть использованы при подготовке учебной и учебно-методической литературы по уголовному праву для обеспечения учебного процесса в высших учебных заведениях юридической направленности и более того положительно скажутся на подготовке программы и учебно-методического материала по спецкурсу, посвященному ответственности за криминальные банкротства.

Апробация и внедрение научных результатов, полученных в ходе исследования, осуществлялись посредством их опубликования в семи научных работах общим объемом 10,5 п.л. Основные положения диссертационного исследования озвучивались и обсуждались на Международной научно-практической конференции: «Россия - Запад: эффективность процедуры банкротства в современных экономических условиях» (Ростов-на-Дону, 29-30 октября 2006 г.). Работа рецензировалась и обсуждалась на заседании кафедры уголовного права и процесса Ростовского юридического института Российской правовой академии Министерства юстиции РФ. Результаты научного исследования используются в учебном процессе вышеназванного института, а также Нижегородского филиала Государственного университета - Высшей школы экономики Министерства экономического развития и торговли Российской Федерации.

Структура и объем исследования обусловлены его целями и задачами и включают введение, три главы, состоящие из восьми параграфов, заключение, список литературы, использованной при написании диссертации, и два приложения. Объем работы - 214 с.

ВЫВОД ДИССЕРТАЦИИ

по специальности "Уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право", Кузьминов, Денис Александрович, Ростов-на-Дону

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Проведенное нами исследование позволяет сформулировать следующие выводы и предложения:

1. Анализ развития института несостоятельности (банкротства) и уголовно-правовой регламентации ответственности за его нарушение в России и за рубежом позволяет сделать вывод: как в исторических памятниках дореволюционного российского законодательства, так и в законодательствах ряда зарубежных государств понятие «несостоятельность» и «банкротство» не отождествляются. Несостоятельность - это определенное состояние предприятия, установленное судом, которое заключается в неспособности отвечать по долгам. Банкротство же есть уголовно-наказуемое деяние, совершаемое несостоятельным должником. Данное разграничение понятий, по нашему убеждению, должно найти отражение в отечественном законодательстве.

2. Специфичность криминальных банкротств прежде всего обусловлена непосредственным объектом, который, как правило, при квалификации выступает в качестве основного критерия, позволяющего отграничить эти преступления от смежных составов. Непосредственным объектом криминальных банкротств являются общественные отношения, обеспечивающие законные интересы кредиторов и установленный законом порядок проведения процедуры несостоятельности (банкротства).

3. Признаки предмета преступления прямо указываются законодателем лишь при формулировании составов преступлений в ст. 195 УК РФ. Необходимо указать на наиболее существенный недостаток такой формулировки. Этот недостаток заключается в том, что УК в частях одной и той же статьи употребляет термин «имущество» в различных значениях, что свидетельствует о низком уровне юридической техники, путает правоприменителя. Это недопустимо и требует законодательного устранения уже в ближайшее время. Применительно к признакам предмета преступления преднамеренного и фиктивного банкротств необходимо отметить, что несмотря на отсутствие в диспозициях ст.ст. 196 и 197 УК РФ специального указания на предмет совершения преступления, произведенное исследование признаков объективной стороны данных преступлений и механизма их совершения позволяет утверждать, что данные составы преступлений включают в себя те же самые признаки предмета, о которых говорится в ст. 195 УК РФ.

4. Теоретическое осмысление разновидностей деяния, указанных в диспозиции ч. 1 ст. 195 УК РФ, позволяет сделать вывод: перечисленные законодателем в диспозиции ч. 1 ст. 195 УК действия весьма перекрещиваются друг с другом и их строгое разграничение бессмысленно и, более того, невозможно. Названные в диспозиции разновидности деяния: сокрытие сведений об имуществе, имущественных правах и обязанностях; передача имущества во владение иным лицам; отчуждение или уничтожение имущества; сокрытие, уничтожение, фальсификация бухгалтерских и иных учетных документов, отражающих экономическую деятельность должника - при их совершении всегда будут сопряжены альтернативно либо с «сокрытием имущества», либо «сокрытием имущественных прав», либо «сокрытием имущественных обязанностей». В связи с этим законодателю, по нашему мнению, надлежит конкретизировать, что одни разновидности деяния являются частными случаями других. Это упростит понимание данной нормы правоприменителем и будет способствовать ее эффективному применению.

5. Действующая формулировка общественно опасного деяния преднамеренного банкротства использует термин «неспособность юридического лица или индивидуального предпринимателя в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей», который, как нам представляется, не вполне корректен, поскольку буквальное толкование влечет его отождествление с критерием неплатежеспособности. Исходить же из такого понимания никак нельзя: учитывая, что состав преступления сформулирован как материальный, совершенно непонятно, как сам по себе факт неисполнения обязательств с просрочкой в три месяца может причинить крупный ущерб интересам кредиторов, о котором говориться в диспозиции ст. 196 УК. При толковании данного термина надлежит исходить не только из критерия неплатежеспособности, но одновременно и из критерия неоплатности - только такое его толкование позволяет понять механизм совершения этого преступления, а также характер его общественной опасности. Это должно найти свое отражение в тексте диспозиции статьи.

6. Нынешняя формулировка общественно опасного деяния фиктивного банкротства, дополненная законодателем признаком «публичности», далеко не в полной мере соответствует законодательству о несостоятельности (банкротстве). В силу чего представляется необходимым согласовать нормы уголовного и конкурсного права, сформулировав признаки общественно опасного деяния в ст. 197 УК РФ с использованием тех же формулировок, которые употребляются законодательством о несостоятельности: «заведомо ложная подача в арбитражный суд заявления должника о признании банкротом при наличии у должника возможности удовлетворить требования кредиторов в полном объеме»; «непринятие мер по оспариванию заведомо необоснованных требований заявителя о признании должника банкротом».

7. При определении момента окончания уголовно-наказуемых банкротств -момента причинения крупного ущерба - необходимо исходить из того, что он определяется стоимостью сокрытого виновным имущества, подлежащего включению в конкурсную массу, независимо от того, каким способом совершено это уменьшение. Поскольку в данном случае уменьшение размеров имущества, подлежащего включению в конкурсную массу, пропорционально ущемлению интересов кредиторов. Все иные предлагаемые авторами способы определения момента окончания данных преступлений связаны со сложными продолжительными процедурами, в силу чего делают невозможным привлечение виновных лиц к уголовной ответственности.

8. Признак обстановки совершения преступления, сформулированный в ч. 1 ст. 195 УК («при наличии признаков банкротства»), надлежит понимать как неспособность юридического лица или индивидуального предпринимателя удовлетворить требования кредиторов по обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, если соответствующие обязательства и (или) обязанность не исполнены им в течение трех месяцев с даты, когда они должны были быть исполнены. Толкование обстановки «при наличии признаков банкротства», предусмотренной ч. 2 ст. 195 УК РФ, надлежит осуществлять хотя и аналогично одноименному признаку, предусмотренному в ч. 1 ст. 195 УК, но при этом исходя из его уяснения во взаимосвязи с признаком «неправомерное удовлетворение требований кредиторов», который опирается на нормы законодательства о несостоятельности. Это добавляет запутанности положениям ч. 2 ст. 195 УК РФ. Поэтому, с нашей точки зрения, целесообразно исключить из ч. 2 ст. 195 УК РФ признак «при наличии признаков банкротства» с одновременным переформулированием признака «неправомерное удовлетворение требований» на «неправомерное удовлетворение требований, противоречащее установленному законодательством о несостоятельности порядку». Однако до момента внесения в УК предлагаемых изменений надлежит исходить из следующих соображений. Поскольку действующее законодательство о несостоятельности не предусматривает запрет, обязывающий должника прекратить платежи с того момента, когда он осознает свою несостоятельность и возникает обязанность обратиться с заявлением в арбитражный суд, неправомерным удовлетворением имущественных требований может считаться лишь удовлетворение, противоречащее установленному законодательством о несостоятельности порядку удовлетворения требований кредиторов, совершенное с момента введения судом процедуры наблюдения, а также на последующих стадиях конкурсного процесса.

9. Анализ признаков объективной стороны криминальных банкротств позволяет утверждать, что данные деяния могут совершаться только лишь с прямым умыслом. Расширительное толкование признаков субъективной стороны рассматриваемых преступлений не позволяет отграничивать последние от случаев нормального осуществления предпринимательской деятельности, одной из характеристик которой выступает рисковый характер. Утверждение, что таковые могут совершаться с косвенным умыслом, а также предложения криминализации неосторожных банкротств вступают в противоречие с принципом свободы осуществления предпринимательской деятельности.

10. Действующая формулировка признаков субъекта преступлений, связанных с банкротством, имеет ряд весьма существенных неустраненных пробелов.

В связи с чем как в теории, так и в правоприменительной практике будут продолжать оставаться дискуссионными вопросы: может ли выступать в качестве субъекта уголовно-наказуемых банкротств арбитражный управляющий; управляющий организацией должника; лицо, действующие от имени юридического лица или индивидуального предпринимателя в соответствии с доверенностью или договором; руководитель ликвидационной комиссии; руководитель юридического лица, отстраненный от должности; индивидуальный предприниматель, регистрация которого в качестве такового утратила силу и другие. Данные пробелы требуют скорейшего устранения, возможные варианты такового предлагаются далее.

Таким образом, как нам представляется, для более верного и точного формулирования признаков криминальных банкротств статьи 195-197 УК РФ необходимо изложить в следующей редакции:

Статья 195. Неправомерные действия при банкротстве

1. Сокрытие имущества, имущественных прав или имущественных обязанностей, в том числе в виде сокрытия сведений об имуществе, о его размере, местонахождении либо иной информации об имуществе, имущественных правах или имущественных обязанностях, передачи имущества во владение иным лицам, отчуждения или уничтожения имущества, а также в виде сокрытия, уничтожения, фальсификации бухгалтерских и иных учетных документов, отражающих экономическую деятельность юридического лица или индивидуального предпринимателя, совершенное лицом, указанным в примеча}шях к данной статье, а равно уклонение от передачи документации и (или) материальных и иных ценностей должника, совершенное лицом, на которое возлагалась обязанность обеспечения таковой, если хотя бы одно из этих действий совершено при наличии признаков банкротства и причинило крупный ущерб, наказываются ограничением свободы на срок до трех лет, либо арестом на срок от четырех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до трех лет со штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев либо без такового.

2. Неправомерное удовлетворение имущественных требований отдельных кредиторов, противоречащее установленному законодательством о несостоятельности порядку, совершенное лицом, указанным в примечаниях к данной статье, если это действие заведомо связанно с причинением крупного ущерба другим кредиторам и повлекло таковой, наказывается ограничением свободы на срок до трех лет, либо арестом на срок от двух до четырех месяцев, либо лишением свободы на срок до одного года со штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев либо без такового.

БИБЛИОГРАФИЯ ДИССЕРТАЦИИ

«Уголовно-правовая характеристика преступлений, связанных с банкротством»

1. ДИССЕРТАЦИИ I. Нормативные и иные официальные материалы

2. Конституция Российской Федерации от 12 декабря 1993 г. // Российская газета. 1993. № 237.

3. Уголовный кодекс РФ от 13 июня 1996 г. № 63-Ф3 // СЗ РФ. 1996. № 25. Ст. 2954.

4. Гражданский кодекс РФ. Часть первая: от 30 ноября 1994 г. № 51-ФЗ // СЗ РФ. 1994. №32. Ст. 3301.

5. Гражданский кодекс РФ. Часть вторая: от 26 января 1996 г. № 14-ФЗ // СЗ РФ. 1996. №5. Ст. 410.

6. Земельный кодекс РФ от 25 октября 2001 г. № 136-Ф3 (ЗК РФ) // СЗ РФ. 2001. №44. Ст. 4147.

7. Федеральный закон от 19 декабря 2005 г. № 161-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс РФ и Кодекс РФ об административных правонарушениях» // СЗ РФ. 2005. № 52. Часть 1. Ст. 5574.

8. Федеральный закон от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РФ» // СЗ РФ. 2003. № 50. Ст. 4848.

9. Федеральный закон от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» // СЗ РФ. 2002. № 43. Ст. 4190.

10. Федеральный закон от 8 января 1998 г. № 6-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» // СЗ РФ. 1998. № 2. Ст. 222.

11. Закон РФ от 19 ноября 1992 г. № 3929-1 «О несостоятельности (банкротстве) предприятий» //Ведомости РФ. 1993. № 1. Ст. 6.

12. Федеральный закон от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и защите информации» // СЗ РФ. 2006. № 31. Часть 1. Ст. 3448.

13. Федеральный закон от 21 ноября 1996 г. № 129-ФЗ «О бухгалтерском учете» // СЗ РФ. 1996. № 48. Ст. 5369.

14. Федеральный закон от 14 ноября 2002 г. № 161-ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях» // СЗ РФ. 2002. № 48. Ст. 4746.

15. Федеральный закон от 13 декабря 1996 г. № 150-ФЗ «Об оружии» // СЗ РФ. 1996. №51. Ст. 5681.

16. Федеральный закон от 8 августа 2001 г. № 128-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» // СЗ РФ. 2001. № 33. Часть 1. Ст. 3430.

17. Постановление Правительства РФ от 27 декабря 2004 г. № 855 «Об утверждении Временных правил проверки арбитражным управляющим наличия признаков фиктивного и преднамеренного банкротства» // СЗ РФ. 2004. № 52. Часть 2. Ст. 5519.

18. Приказ Минфина РФ и Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг от 29 января 2003 г. № Юн, 03-6/пз «Об утверждении Порядка оценки стоимости чистых активов акционерных обществ» // Российская газета. 2003. № 51.

19. Постановление Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса РФ» // БВС РФ. 1996. № 9.

20. Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 15 декабря 2004 г. № 29 «О некоторых вопросах практики применения ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)"» // ВВАС РФ. 2005. № 3.

21. Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 13 января 2000 г. № 50 «Обзор практики разрешения споров, связанных с ликвидацией юридических лиц (коммерческих организаций) // ВВАС РФ. 2000. № 3.

22. Пенитенциарный кодекс Эстонской Республики // Правовые акты Эстонии. 2001.40.364.

23. Уголовное законодательство Норвегии. СПб., 2003. 375 с.

24. Уголовный кодекс Австралии. СПб., 2002. 388 с.

25. Уголовный кодекс Австрии: с изм. и доп. на 1 мая 2003 г. СПб, 2004. 325 с.

26. Уголовный кодекс Аргентины / Науч. ред. Ю.В. Голика. Пер. с испанского Л.Д. Ройзенгурта. СПб., 2003. 240 с.

27. Уголовный кодекс Голландии / Научный редактор Б.В. Волженкин, пер. с англ. И.В. Мироновой. СПб., 2000. 253 с.

28. Уголовный кодекс Грузии / Науч. ред. З.К. Бигвава. Пер. с грузинского И. Мериджанашвили. СПб., 2002. 409 с.

29. Уголовный кодекс Испании / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой, Ф.М. Решетникова, пер. с испанского В.П. Зыряновой, Л.Г. Шнайдер. М., 1998. 218 с.

30. Уголовный кодекс Китайской Народной Республики. СПб., 2001. 303 с.

31. Уголовный кодекс Польши / Пер. с польского Д.А. Барилович. СПб., 2001. 234 с.

32. Уголовный кодекс Республики Болгария / Науч. ред. А.И. Лукашева. Пер. с болгарского Д.В. Милушева, А.И. Лукашева. СПб., 2001. 298 с.

33. Уголовный кодекс Республики Корея. СПб., 2004. 240 с.

34. Уголовный кодекс Украины. Киев, 2001. 176 с.

35. Уголовный кодекс Франции / Науч. ред. Л.В. Головко, Н.В. Крылова, пер. с французского Н.В. Крыловой. СПб., 2002. 650 с.

36. Уголовный кодекс ФРГ / Пер. с нем. Серебренникова А.В. М., 2000. 208 с.

37. Уголовный кодекс Швейцарии / Пер. с нем. Серебренникова А.В. М., 2000. 138 с.

38. Уголовный кодекс Швеции / пер. с англ. С.С. Беляева М., 2001. 320 с.

39. Состояние преступности в России за январь декабрь 2006 года. М.: ГИ-АЦ МВД России, 2007. 69 с.1.. Монографии, учебники, учебные пособия, иная научная и учебная литература 1. Книги

40. Ансель М. Методологические проблемы сравнительного права // Очерки сравнительного права. М., 1981. 256 с.

41. Бикмурзин М.П. Предмет преступления: теоретико-правовой анализ. М., 2006. 184 с.

42. Большой толковый словарь русского языка / Гл. ред. Кузнецов С.А. СПб., 2003. 1536 с.

43. Витвицкая С.С., Витвицкий А.А. Преступления в сфере экономической деятельности (уголовно-правовой аспект): Учебное пособие по дисциплине «Уголовное право». Ростов-на-Дону. 1998. 103 с.

44. Волженкин Б.В. Служебные преступления. М., 2000. 368 с.

45. Волженкин Б.В. Служебные преступления: Комментарий законодательства и судебной практики. СПб., 2005. 560 с.

46. Волженкин Б.В. Экономические преступления. СПб., 1999. 312 с.

47. Гаухман Л.Д. Квалификация преступлений: закон, теория, практика. М., 2003. 448 с.

48. Гаухман Л.Д., Максимов С.В. Преступления в сфере экономической деятельности. М., 1998.296 с.

49. Горелик А.С., Шишко И.В., Хлупина Г.Н. Преступления в сфере экономической деятельности и против интересов службы в коммерческих и иных организациях. Красноярск, 1998. 259 с.

50. Гражданское право. Учебник. Часть 2 / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М., 1997. 784 с.

51. Гражданское право. Часть первая: Учебник / Под ред. А.Г. Калпина, А.И. Масляева. М., 2003. 536 с.

52. Завидов Б.Д., Гусев О.Б., Коротков А.П., Попов И.А., Сергеев В.И. Преступления в сфере экономики. М., 2001. 224 с.

53. Клепицкий И.А. Система хозяйственных преступлений. М., 2005. 572 с.

54. Козлова Н.В. Правосубъектность юридического лица. М., 2005. 476 с.

55. Комментарий к Гражданскому кодексу РФ части первой (постатейный) / Под ред. О.Н. Садикова. М., 2003. 940 с.

56. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева. М., 1998. 832 с.

57. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации с постатейными материалами и судебной практикой / Под общ. ред. С.И. Никулина. М., 2000.1184 с.

58. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой. М., 1998. 878 с.

59. Конев А.А., Лавров В.В., Панченко П.Н. Уголовная ответственность за легализацию (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных незаконным путем: Учебное пособие. Нижний Новгород, 2001. 216 с.

60. Кочои С.М. Ответственность за корыстные преступления против собственности. М., 2000. 288 с.

61. Кравец Ю.П. Предпринимательские преступления: актуальные проблемы правоприменительной практики. Нижний Новгород, 2004. 274 с.

62. Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. М., 2001. 304 с.

63. Лапач В.А. Система объектов гражданских прав: Теория и судебная практика. СПб., 2002. 544 с.

64. Ларичев В.Д. Злоупотребления в сфере банковского кредитования. Методика их предупреждения. М., 1997. 224 с.

65. Лопашенко Н.А. Вопросы квалификации преступлений в сфере экономической деятельности. Саратов, 1997. 184 с.

66. Лопашенко Н.А. Преступления в сфере экономики: Авторский комментарий к уголовному закону (раздел VIII УК РФ). М., 2006. 720 с.

67. Лопашенко Н.А. Преступления в сфере экономической деятельности. Комментарий к главе 22 УК РФ. Ростов-на-Дону, 1999. 384 с.

68. Лопашенко Н.А. Преступления в сфере экономической деятельности: понятие, система, проблема квалификации и наказания. Саратов. 1997. 256 с.

69. Лопашенко Н.А. Преступления против собственности. Теоретико-прикладное исследование. М., 2005. 408 с.

70. Малинин В.Б., Парфенов А.Ф. Объективная сторона преступления. СПб., 2004.301 с.

71. Михалев И.Ю. Криминальное банкротство. СПб., 2001.217с.

72. Научно-практический комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации: В 2 т. / Под ред. П.Н. Панченко. Нижний Новгород, 1996. Т.1. 624 с.

73. Пинкевич Т.В. Преступления в сфере экономической деятельности: уголовно-правовая характеристика, система, особенности квалификации. Ставрополь. 2000. 208 с.

74. Практикум по уголовному праву: Учебное пособие / Под ред. Л.Л. Крутикова. М., 1997.501 с.

75. Преступления в сфере экономики (в определениях и схемах): Учебное пособие / И.Н. Бокова, С.В. Изосимов, В.И. Каныгин, А.П. Кузнецов // Под общ. ред. проф. Кузнецова А.П. Нижний Новгород, 2004. 228 с.

76. Развитие русского права в XV первой половине XVII вв. М., 1986. 287 с.

77. Рарог А.И. Субъективная сторона и квалификация преступлений. М., 2001. 135 с.

78. Расследование преступлений в сфере экономики: Руководство для следователей. М., 1999.415 с.

79. Российское законодательство X XX веков. Т. 1. Законодательство Древней Руси. М., 1984.430 с.

80. Российское законодательство X XX веков. Т. 2. Законодательство периода образования и укрепления Русского централизованного государства (XIV -XVI вв.). М., 1985.519 с.

81. Российское законодательство X XX веков. Т. 3. Акты Земских соборов. М., 1985.512 с.

82. Российское законодательство X XX веков. Т. 4. Законодательство периода становления абсолютизма. М., 1986. 511 с.

83. Российское законодательство X XX веков. Т. 5. Законодательство периода расцвета абсолютизма. М., 1987. 527 с.

84. Российское законодательство X XX веков. Т. 6. Законодательство первой половины XIX века. М., 1988. 431 с.

85. Российское законодательство X XX веков. Т. 7. Документы крестьянской реформы. М., 1989.431 с.

86. Российское законодательство X XX веков. Т. 8. Судебная реформа, М., 1991.495 с.

87. Российское законодательство X XX веков. Т. 9. Законодательство эпохи буржуазно-демократических революций. М., 1994. 351 с.

88. Российское уголовное право. Особенная часть: Учебник / Под. ред. В.Н. Кудрявцева, А.В. Наумова. М., 1997. 496 с.

89. Таганцев Н.С. Уголовное Уложение 22 марта 1903 г. СПб., 1904. 1124 с.

90. Таганцев Н.С. Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1885 г. СПб., 1912. 1218 с.

91. Телюкина М.В. Основы конкурсного права. М., 2004. 560 с.

92. Толковый словарь русского языка / С.И. Ожегов и др. М., 2003. 944 с.

93. Уголовное право России. Общая и Особенная части: Учебник / Под ред. В.П. Ревина. М., 2000. 814 с.

94. Уголовное право России. Особенная часть. Учебник / Под ред. А.И. Рарога. М., 1996. 480 с.

95. Уголовное право России. Особенная часть: Учебник / Под ред. А.Н. Игнатова, Ю.А. Красикова. М., 1998. 808 с.

96. Уголовное право России. Особенная часть: Учебник / Под ред. Б.В. Здра-вомыслова. М., 1996. 560 с.

97. Уголовное право России. Особенная часть: Учебник / Под ред. Н.И. Ветрова, Ю.И. Ляпунова. М., 1998. 768 с.

98. Уголовное право Российской Федерации. Общая часть. Учебник / Под ред. Галиакбарова P.P. Саратов. 1997. 432 с.

99. Уголовное право. Особенная часть: Учебник для вузов / Отв. ред. И.Я. Ко-заченко, З.А. Незнамова, Г.П. Новоселов. М., 2001. 768 с.

100. Фойницкий И.Я. Курс уголовного права. Часть Особенная. Посягательства личные и имущественные. СПб., 1907. 448 с.

101. Шаталов А.С., Ваксян А.З. Фальсификация, подделка, подлог: Научно-популярное издание. М., 1999. 158 с.

102. Шершеневич Г.Ф. Конкурсный процесс. М., 2000. 477 с.

103. Шишко И.В. Экономические правонарушения. Вопросы юридической оценки и ответственности. СПб., 2004. 307 с.

104. Статьи и иные материалы, публикуемые в научных, учебных и иных изданиях

105. Бушева С.Г. Орган юридического лица: правовой статус и соотношение со смежными институтами // Законодательство. 2005. № 3. С. 31 41.

106. Векленко С., Журавлева Е. Нормы об ответственности за банкротство: новая редакция новые проблемы // Уголовное право. 2006. № 5. С. 22 - 26.

107. Горелов А.П. Что охраняют уголовно-правовые нормы об ответственности за экономические преступления? // Законодательство. 2003. № 4. С. 80 85.

108. Гричанин И.Г., Щиголев Ю.В. Квалификация преступлений, предусматривающих подлог документа в качестве признака состава // Журнал российского права. 1999. № 1.С. 115-121.

109. Егорова Н. Понятие «руководитель организации» в уголовном праве // Уголовное право. 2005. № 1. С. 18 20.

110. Клепицкий И.А. Банкротство как преступление в современном уголовном праве // Государство и право. 1997. № 11. С. 52 60.

111. Колб Б. Объективная сторона криминальных банкротств // Законность. 2001. № 1.С. 13-15.

112. Колб Б. Субъективная сторона криминальных банкротств // Законность. 2001. №6. С. 35-36.

113. Колб Б. Субъекты криминальных банкротств // Законность. 2000. № 3. С. 13-15.

114. Кузнецов А.П. Преступления в сфере экономической деятельности: понятие, место, классификация // Следователь. 1999. № 4. С. 11-12.

115. Кузнецов А.П., Краснов Д.Г. Принципы противодействия криминальному банкротству // Черные дыры в Российском законодательстве. 2006. № 3. С. 134 -137.

116. Лопашенко Н.А. Неправомерные действия при банкротстве // Законность. 1999. №4. С. 14-19.

117. Михалев И.Ю. О фиктивном банкротстве // Уголовное право. 2006. № 5. С. 65 69.

118. Прохорский С.В. К вопросу о квалификации некоторых деяний, связанных с несостоятельностью // Юрист. 1998. № 11/12. С. 19-21.

119. Тимербулатов А. Неосторожное банкротство как противоправное деяние // Законность. 2000. № 11. С. 2 4.

120. Тимербулатов А. Неправомерные действия при банкротстве // Законность. 2001. №6. С. 10-15.

121. Тимербулатов А. Преднамеренное банкротство // Законность. 2000. № 2. С. 13-16.

122. Шишко И. Субъекты преступлений, связанных с банкротством // Российская юстиция. 2000. № 8. С. 41 42.

123. Яни П.С. Криминальное банкротство. Статья вторая. Банкротство преднамеренное и фиктивное // Законодательство. 2000. № 3. С. 62 70.

124. Яни П.С. Криминальное банкротство. Статья первая. Неправомерные действия при банкротстве // Законодательство. 2000. № 2. С. 42 50.

125. Диссертации и авторефераты диссертаций

126. Белов М.Н. Правоотношения в уголовном праве. Автореф. дис. канд. юрид. наук. Н. Новгород, 2002. 23 с.

127. Беркович Н.В. Банкротство: уголовно-правовые и криминологические аспекты. Дис. канд. юрид. наук. Воронеж, 2002. 206 с.

128. Бондарь Е.А. Уголовная ответственность за нарушение законодательства о несостоятельности (банкротстве). Автореф. дис.. канд. юрид. наук. Нижний Новгород, 2002. 33 с.

129. Игошин А.В. Уголовно-правовые проблемы квалификации преступлений, связанных с банкротством. Автореф. дис.. канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2004. 24 с.

130. Классен А.Н. Проблемы ответственности за неправомерные действия при банкротстве (социальный и уголовно-правовой аспекты): Автореф. дис. канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2001. 33 с.

131. Кондрашина И.А. Ответственность за преднамеренное и фиктивное банкротство по уголовному законодательству России и зарубежных стран. Дис.. канд. юрид. наук. Казань, 2006. 238 с.

132. Краснов Д.Г. Государственная политика противодействия криминальному банкротству. Дис. канд. юрид. наук. Нижний Новгород, 2006. 236 с.

133. Кудрявцев А.Г. Актуальные проблемы уголовной ответственности за преступления, связанные с банкротством, на современном этапе. Дис.. канд. юрид. наук. Воронеж, 2003. 217 с.

134. Кузнецов А.В. Преступления в сфере несостоятельности (ст. 195 197 УК РФ): вопросы законодательной техники и дифференциации ответственности. Дис. канд. юрид. наук. Ярославль, 2004.176 с.

135. Муратов Д.А. Расследование преступлений, совершаемых с использованием процедур банкротства. Автореф. дис.. канд. юрид. наук. Нижний Новгород, 2004.31 с.

136. Ненайденко А.Г. Преднамеренное и фиктивное банкротства: актуальные проблемы уголовной ответственности. Дис.. канд. юрид. наук. М., 2005. 190 с.

137. Пустяков связанные А.В. Банкротство: уголовно-правовой аспект. Автореф. дис.. канд. юрид. наук. М., 2007. 25 с.

138. Светачев П.А. Уголовно-правовая ответственность за банкротство. Дис.. кан. юрид. наук. М., 1997. 157 с.

139. Тимербулатов А.Х. Уголовно-правовые проблемы банкротства. Дис.. канд. юрид. наук. М., 1999. 142 с.

140. Хакулов М.Х. Неправомерное (преднамеренное и фиктивное) банкротство. Дис. канд. юрид. наук. Кисловодск, 2000. 161 с.

141. Хакулов М.Х. Неправомерное (преднамеренное и фиктивное) банкротство. Автореф. дис. канд. юрид. наук. Ростов-на-Дону, 2000. 23 с.

142. Чинибалаянц Г.П. Уголовная ответственность за преступления, связанные с несостоятельностью (банкротством). Автореф. дис.. канд. юрид. наук. Ростов-на-Дону, 2004. 26 с.1.I. Интернет-источники

143. Надзорное определение Судебной коллегии по уголовным делам ВС РФ от 12 октября 2005 г. № 50-Д05-22 // http://www.supcourt.ru

144. Бывший управляющий нижегородского «Корунда» Горчаков приговорен к 1 году колонии // http://news.orel.tv/news/363230.html

145. Председатели «Экспресс-банка» (Астрахань) будут отбывать срок в колонии // http://news.saratov.tv/news/425365.html



Рекомендуем посмотреть ещё:


Закрыть ... [X]

Виды и понятия банкротство Котлы на опилках самодельные


Все понятия связанные с банкротством Cached
Все понятия связанные с банкротством 2. Как плести фенечки косым плетением
Все понятия связанные с банкротством 20 выкроек платьев с длинным рукавом / Увлечения и хобби
Все понятия связанные с банкротством Аппликации на одежду - Машинная вышивка
Все понятия связанные с банкротством Вечерний макияж для блондинок видео, фото
Все понятия связанные с банкротством Вышивка - Русский-Французский Словарь - Glosbe
Все понятия связанные с банкротством Вязание свитера для собаки спицами по схеме с описанием (МК)
Все понятия связанные с банкротством Гидравлический шаговый двигатель



Похожие новости